Johannes Justus Logo Alle Artikel

Дар говорения на иных языках (часть 2)

von Johannes Justus — abgelegt in действия Духа, Святой Дух am 28. February 2018

Будучи христианином, живущим в Германии, я ценю такие присущие нашей культуре понятия как порядок и здравость. И все же, я хорошо знаю, что Святой Дух может перевернуть мой «упорядоченный» жизненный уклад с ног на голову. Как же можно в современном контексте использовать дар говорения на иных языках наиболее эффективно, так, чтобы он достигал запланированных Богом целей?

Личное назидание молитвой на иных языках

Молиться на иных языках хорошо, потому что таким образом я назидаю самого себя (1-е Кор. 14:4). Ведь наставлять других может только тот,  кто сам наставлен. В этом смысле говорение на языках, в конечном счете, служит телу Христа.

Иногда замечаешь, что в молитве, есть нечто сокрытое, что невозможно выразить словами. В таких случаях я полагаюсь на Бога, с тем, чтобы Он дал мне правильные слова.

Вот почему, зачастую, когда я молюсь за других людей, я прежде спрашиваю у них разрешения помолиться на иных языках. Таким образом, я и себя назидаю в молитве, и людей благословляю. И, зачастую, Бог открывает мне то, о чем я молюсь и, впоследствии, в беседе с человеком, я нахожу этому подтверждение.

 

Совместная молитва на иных языках во время Богослужения

«Они же, выслушав, единодушно возвысили голос к Богу и сказали…».

Деяния св. Апостолов 4:24

Этот и другие стихи из Библии (Деяния св. Апостолов 10:46; 19:6) показывают, что совместная, громкая молитва не была редкостью для новозаветных верующих. Также и в Ветхом Завете есть множество примеров, когда большие собрания людей возвышали свои голоса в молитве к Богу (Книга Судей 21:2). Мне лично в этом вопросе всегда помогает мысль о наших духовных корнях, об Израильском народе. Благодаря моим регулярным поездкам в эту страну, у меня часто перед глазами стоит образ Стены Плача и людей, молящихся перед ней. Многие стоят перед стеной и громко молятся, при этом каждый молится сам по себе. Все вместе это производит невероятный гул, но это никому не мешает, потому каждый сосредоточен на своей личной молитве. Потому, когда я слышу, как рядом со мной молятся другие, это даже способствует моей молитве, я как бы чувствую себя частью чего-то целого.

Поэтому всегда имеет смысл на богослужениях молиться совместно или петь вполголоса, и не важно, будь-то немецкий или иные языки. Ведь, чтобы начать молиться, мне не нужно ждать, пока другой закончит свою молитву. Но поскольку в нашей немецкой культуре это может быть воспринято как нечто беспорядочное, я рекомендую на богослужениях практиковать совместное пение на иных языках.

Совместная громкая молитва на иных языках, зачастую, к сожалению, приводит к злоупотреблениям, когда среди молящихся возникает нечто вроде соревнования, и это превращает молитву в «крики на языках». Некоторые полагают, что чем громче они молятся, тем более духовными они кажутся. Но мы не должны забывать, что центром совместной молитвы на языках являюсь не я сам, а хвала и благодарение Бога.

К моему сожалению, вышеупомянутые случаи во многих церквях привели к тому, что, по известному выражению «вместе с водой выплеснули и ребенка», полностью исключив из богослужений, тем самым, совместную молитву на иных языках. Тем не менее, можно быть духовным, не становясь при этом смешным.

 

Истолкование на богослужениях

Здесь я хотел бы вернуться к тому, что говорил ранее о различных способах применения дара говорения на иных языках. До тех пор, пока говорение на языках служит собственному назиданию или же используется для совместного прославления Бога, оно не обязательно должно истолковываться. Однако, если я обращаюсь к церкви (1 Кор. 14:26), то в этом должен присутствовать порядок (1-е Кор. 14: 28-31).

Интересно наблюдать, как тема «назидания» проходит красной нитью через всю четырнадцатую главу первого послания к Коринфянам, став ее главной темой (стихи 3, 4, 5, 12, 17 и 26). Но как я смогу назидать своего брата или сестру, если я обращусь к ним на непонятном языке? Для того, чтобы донести сказанное до адресата, я должен удостовериться, что рядом есть тот, кто это истолкует. Если я не уверен, что такой человек есть, то мне следует молчать (1-е Коринфянам 14:28). Если я сам не обладаю даром истолкования языков, как же мне узнать, есть ли поблизости «истолкователь»? Библия дает нам понять, что «истолкователи» всегда были известны лидерам церкви. Следовательно, этот дар, как и любой другой, должен практиковаться с согласия церковного руководства.

Когда речь идет о личном назидании, Павел пишет, что желал бы, чтобы все говорили на языках. Но когда речь идет о вкладе в совместное богослужение, то здесь главной целью является способствование развитию людей посредством ясного и понятного учения. Поэтому Павел, как бы важна не была для него личная молитва на языках, утверждает (14:19), что в церкви «…лучше пять слов сказать умом моим, чтобы и других наставить, нежели тьму слов на незнакомом языке». Ведь первостепенной целью совместного богослужения является не личное назидание, а назидание церкви.