Johannes Justus Logo Alle Artikel

Дар говорения на иных языках (часть 1)

von Johannes Justus — abgelegt in действия Духа, Святой Дух am 30. January 2018

Дар говорения на иных языках, вероятно, один из самых противоречивых даров Святого Духа. Это происходит в основном потому, что его часто рассматривают как «знак» крещения Духом; то есть то, что обычно называют «первоначальным свидетельством» (The Initial Evidence).

Вот почему я с нетерпением жду возможности поделиться некоторыми мыслями по этому поводу, которые будут изложены в трех частях моих статей на эту тему. Первая часть данной серии статей будет посвящена теме вышеупомянутого «первоначального свидетельства».

В этой связи я хотел бы начать с того, что в Библии не отражена четкая система того, как именно должно проявляться крещение Духом. Ясно только одно: оно всегда сопровождается некими признаками – как правило это: говорение на языках (Деяния св. Апостолов 2:4, 10:46, 19: 6), манифестация силы (4:31), пророчества (19:6) и хвала Бога (2:11, 10:46). Каждый из нас, кто пережил крещение Духом, наверняка сейчас вспомнит, как это было.

Что касается самого понятия «говорение на языках», то первые трудности понимания данного явления встречаются уже при переводе греческого слова glóssa. Оно может одновременно означать и язык, как орган человеческого тела, и язык, как знаковую систему. Именно по этой причине и существуют различные названия этого дара, например, «говорение на языках», «молитва на языках», «иные языки» и т.д.

«…и начали говорить на иных языках, как Дух давал им провещевать» (Деяния св. Апостолов 2:4)

Употребляемый здесь глагол «провещевать» (по-гречески apofthengomai), в переводе означает «объявить вслух, произнести». В греческом переводе Ветхого Завета это же слово употребляется для обозначения пророческой речи (1-й Пар. 25:1; Михея 5:12). Это дает нам понять, что дар говорения на языках подразумевает использование «реальных» языков, (знаковых систем), будь они «человеческие или ангельские» (1-е Кор 13:1).

 

Святой Дух помогает нам открыть уста!

В 14 главе 1-го послания Коринфянам  глагол «говорить» употребляется двадцать четыре раза, чаще, чем в какой-либо другой главе книг Нового Завета! Это, в свою очередь, дает нам возможность понять, что Дух Божий действует особым образом посредством общения, как, например, это описано в книге Деяний Св. Апостолов 1:8. Это чудо общения становится для меня особенно понятным, когда я сравниваю его с изучением иностранного языка, которое требует и таланта, и времени, усилий и дисциплины.  В то время как говорение на языках, это дар Божий, который человек получает без всяких усилий.

 

Различное применение дара говорения на языках

Форма говорения на зыках определяется адресатом. Проявление этого дара существует в трех формах, первые две из которых адресованы Богу. Когда я молюсь на языках, будь то в одиночестве или вместе с другими, я обращаюсь непосредственно к Богу, и не обязательно, чтобы сказанное мной понимали другие (1-е Кор. 14:2). Тем не менее, несколькими стихами ниже, Павел продолжает: «говорящий на незнакомом языке, молись о даре истолкования». Именно поэтому я и призываю всех нас стремиться к этому. То же самое касается и пения на языках. Опять же, в своей хвале, я обращаюсь к Богу. По сравнению с молитвой на языках, пение на языках кажется более гармоничным и упорядоченным. Поэтому неудивительно, что эта форма говорения на языках используется в богослужениях, как знак проявления уважения к гостям церкви. Третья форма проявления этого дара адресована людям. Поэтому она всегда должна сопровождаться еще одним даром – даром истолкования языков. Только таким образом, церковь или отдельный человек, которому адресовано послание, сможет его понять.

Лично я получил дар говорения на языках всего спустя четыре дня после того, как был крещен Духом. И кстати, это произошло в сарае. Помню, как после этого я часами восхвалял Господа на иных языках. Однажды, моя жена, весьма прагматичная женщина, подошла ко мне и спросила: «Почему бы тебе не начать истолковывать то, что ты говоришь? Ведь так написано в Библии?». И это стало началом моей молитвы за дар истолкования. Сегодня я часто получаю откровения о том, о чем молюсь на иных языках.